Древняя история района

Археологические памятники Дальнего Востока всегда привлекали внимание исследователей, но  до недавнего времени мало кому был известен такой бесспорный факт, что о доисторических стоянках этого района русские люди знали еще три века назад! Первыми археологами Дальнего Востока стали русский казаки - землепроходцы, первооткрыватели северных областей Азии.

Упоминания об археологических памятниках Дальнего Востока впервые встречаются в документах XVII века в "отписках" русских казаков, проникших со своими небольшими отрядами в этот район. Многое сведения, содержащиеся в тех своеобразных "отчетах", позднее привлекли внимание ученых и подсказали археологам объекты изучения. Со 2-й половины XIX века организатором археологического исследования Приморья и Приамурья выступило Общество Изучения Амурского Края, с деятельностью которого были связаны такие известные  исследователи-путешественники, как И.А.Лопатин, П.И.Кафаров, Ф.Ф.Буссе, В.П.Маргаритов, В.К.Арсеньев, А.И.Разин.

Однако планомерное и систематическое изучение древних памятников Приморья началось с 1953 г., когда была организована  Дальневосточная археологическая экспедиция Института истории материальной культуры Академии наук СССР под руководством известного археолога, академика А.П.Окладникова. Первая задача, которая встала перед учеными, - поиски древнейших на территории нашего Дальнего Востока следов деятельности человека, а также путей заселения этого богатого природными ресурсами края Восточной Азии.

Когда же началось заселение Приморья? Отвечая на этот вопрос, А.П.Окладников пишет в своей книге "Далекое прошлое Приморья", что в Азии  человек  жил  уже в нижнем палеолите, 300-400 тысяч лет назад - это "архантроп" на стадии питекантропа. Основным источником существования для него была охота на диких животных, жил он в пещерах, пользовались примитивным орудия труда. Однако в Приморье человек впервые появился в начале верхнего палеолита около 30 тысяч лет назад. Памятников этого времени пока найдено немного: у с.Осиновка в Михайловском районе, в пещере Географическое общество в Партизанском районе, у с.Устиновка в Кавалеровском районе. Но  уже само местонахождение этих стоянок ясно свидетельствует, что древние жители обосновывались в благоприятных для жизни  районах по всему краю. Сохранившиеся кости диких животных в пещере Географического Общества показывают, что человек охотился на мамонтов, бизонов, носорогов, оленей, пещерного тигра и др.

 

Первые археологические исследования в нашем районе относятся к концу XIX века. В 1893 г. действительный член общества изучения Амурского края Н.А.Пальчевский открыл два городища XII-XIII веков в районе с.Лазо и снял их на план. Систематическое археологические исследования начались в конце 50-х гг. нашего века и связаны они с именами таких археологов, как Ж.В.Андреева, Г.И.Андреев, А.В.Гарковик, Э.В.Шавкунов, В.Д.Леньков, Д.Л.Бродянский, И.С.Жущиховская, Н.А.Клюев, Ю.Г.Никитин, Н.А.Кононенко и др.

К настоящему времени на территории Лазовского района выявлено более 70 археологических памятников, относящихся к различным культурно-историческим эпохам, начиная от стоянок каменного века до средневековых городищ. (см. КАРТА ПАМЯТНИКОВ). Расположены они в наиболее удобных для жизни природных ландшафтах, дававших необходимые  средства к существованию и обеспечивавших относительную безопасность и комфортность проживания: на террасах и возвышенных местах в долинах рек и на побережьях удобных бухт (реки Киевка, Валентиновка, Черная, бухты Валентин, Кит, Киевка, Мелководная). Очевидно, эти факторы играли большую роль при заселении. Поэтому вполне понятно то обстоятельство, что многие памятники многослойны, то есть сохраняют следы обитания на одном и том же месте носителей разных эпох и культур. Например, как минимум дважды заселялись стоянки Глазковка 2 и 3 (в эпоху камня и в эпоху бронзового века), трижды люди останавливались на перешейке в бухте Валентин (в эпоху камня, в раннем железном веке и в средневековье).

  

На территории нашего района пока не обнаружено памятников, относящихся к эпохе палеолита (древний каменный век) и самые ранние стоянки представляют период неолита (новый каменный век). К наиболее известным из них относятся поселения Валентин-перешеек, на о.Петрова, у с.Сокольчи и Глазковка, п.Заповедный и др., время существования которых определяется периодом 5-3,5 тыс. лет назад.

Неолитическое время по сравнению с эпохой палеолита явилось временем больших прогрессивных сдвигов в жизни местного населения. Прежде всего в материальной культуре. Неолитические племена стали пользоваться каменными шлифованными орудиями труда наряду с оббитыми. Особенно важными в их повседневной жизни были шлифованные топоры, тесла, долота, которые позволяли широко использовать дерево для различных хозяйственных нужд. Для охоты они пользовались луком и разнообразными наконечниками стрел из камня.(фото).В качестве исходного сырья для орудий употреблялись различные породы: кремень, халцедон, яшмы, обсидиан, кремнистые сланцы, песчаники. Большинство наконечников стрел, копий, дротиков, скребков, ножей изготовлены техникой ретуширования. 

Важным достижением  человека неолита явилось изготовление глиняной посуды. Керамика представлена довольно разнообразными сосудами по форме часто богато украшена орнаментом, отличается  тонкостенностью. По форме сосуды встречаются в виде низких широкий чаш, напоминающих пиалу со слегка загнутыми внутрь венчиком, сосуды баночной формы, высокие и узкие с прямыми стенками, плавно  расширяющимися стенками от дна к венчику и сосуды с узким дном сильно выпуклым в середине брюшком и суженным к шейке, венчики слегка отогнуты наружу. Орнамент в виде меандра, косых гребенчатых оттисков, прочерченного зигзага, различных сочетаний узоров (табл.).

Помимо посуды из глины изготавливались пряслица, которые использовались при прядении и ткачестве.

Основу экономики неолитического населения Приморья составляли охота, рыболовство, собирательство даров леса и моря. Как свидетельствуют раскопки, существовали постоянные поселки с жилищами-полуземлянками, и сезонные стоянки с легкими наземными жилыми и производственными постройками, куда люди переселялись в теплый период года.

Одним из таких сезонных поселков является уникальное для Сибири и Дальнего Востока поселение на перешейке в бухте Валентин, относящееся ко времени 4,5-4,9 тыс. лет назад. Поселение было открыто в 1958 г. Г.И. и Ж.В.Андреевыми и впоследствии раскапывалось А.В.Гарковик. На раскопанной площади в 1,5 тыс. кв. м были обнаружены остатки 9 неолитических жилищ (табл.), большое количество каменных орудий, обломков глиняной посуды. Но самым удивительным явилось то, что здесь были найдены более 700 каменных мотыг и более 300 терочных плит и курантов! Обычно подобного рода орудия связывают с земледелием: обработкой почвы, растиранием зерна. Но каких-либо других более убедительных доказательств, подтверждающих идею о об этом памятнике как поселке неолитических земледельцев, за годы раскопок не было найдено. Чтобы понять назначение мотыг и терочников, встреченных на памятнике, впервые в дальневосточной археологии Кононенко Н.А. был применен экспериментально-трасологический метод исследования.

Этот метод был разработан известным российским ученым С.А.Семеновым и суть его сводится к тому, что каждое орудие из камня, если оно употреблялось в какой-то работе, способно сохранить на своих лезвиях следы сработанности в виде царапин, заполировки, выкрошенности и т.д. При анализе орудие под микроскопом можно установить характер следов и их связь с определенными видами деятельности: скобление шкуры, пиление дерева, растирание зерна или руды и т.д. А эксперименты с каменными орудиями дают возможность сопоставить близкие следы сработанности и определить, в каких видах деятельности орудие было использовано.

Трасологический анализ поверхностей мотыг и терочников с поселения убеждал, что эти орудия не могли применятся для обработки почвы и растирания зерна либо продуктов собирательства (кореньев, орехов и т.д.) Для выяснения этого вопроса нами были изготовлены каменные мотыги, которые использовались для работы на разных по твердости почвы и грунту, а собранные среди прибрежного галечника близкие по форме к археологическим терочникам плитки были использованы для растирания различных сыпучих материалов (зерна, дробленного гранита, гематита). В результате серии экспериментов и сравнения экспериментальных орудий с древними изделиями удалось установить, что мотыги и терочники поселения были связаны с добычей и обработкой минеральной краски типа охры.

В археологии хорошо известно, что с древнейших времен человек использовал охру как в ритуальных целях (при захоронениях, росписи скал) так и в бытовых (окраска одежды, посуды, предметов быта) целях. Поиску и добыче охры человек уделял особое внимание и нередко снаряжал специальные экспедиции к местам ее залегания, либо получал ее в обмен на другие виды сырья, например, обсидиан. В материалах Валентин-перешейка есть единичные изделия из обсидиана, которые явно попали к обитателям в результате, скорее всего, обмена с соседними племенами.

Весь комплекс каменного и керамического инвентаря, местоположение памятника, характер жилищ - все это свидетельствует, что Валентин-перешеек относится к числу уникальных комплексов эпохи неолита юга Дальнего Востока. Обитатели поселения выступают не только как рыболовы-охотники-собиратели, но и как древнейшие рудокопы, целенаправленно добывавшие сильно окисленную железную руду в качестве минерального красителя.

В целом характер экономики, материальной культуры обитателей неолитических памятников, их духовный мир свидетельствуют о высоком уровне развития неолитического общества и обширных культурных контактах и связях населения в каменном веке.

 

Одним из самых сложных вопросов археологии и древней истории нашего края является вопрос о времени появления на этой  территории металла и о характере бронзового века в целом.

Несмотря на то, что в соседних с Приморьем Китае, Забайкалье во II тысячелетии до нашей эры возникают культуры бронзового века, в нашем крае бронзовый век отличается большим своеобразием. В настоящее время археологами выделяются три культуры бронзового века: синегайская в континентальных районах, маргаритовская и лидовская в Восточном Приморье.

В Лазовском районе известны памятники маргаритовской культуры: Глазковка 2, 3, Киевка и др. В результате недавно начавшихся раскопок поселения Глазковка 2 археологом Н.А.Клюевым были обнаружены остатки жилища, ретушированные и шлифованные каменные орудия, обломки глиняной посуды (табл. Из статьи). Не исключено, что продолжение работ на этом и других памятниках позволит значительно прояснить один из интереснейших периодов древней истории края.

Для культур бронзового века характерным является сочетание ретушированных и шлифованных каменных орудий, но их оригинальность проявляется в том, что в инвентаре памятников встречаются также наконечники копий и кинжалы из камня, формы которых полностью подражают подобным изделиям соседних территорий (Китай, Корея, Забайкалье), но сделанных из бронзы. В памятниках маргаритовской культуры, получившей свое название от поселения, расположенного в приустьевой части р. Маргаритовки у поселка Моряк-Рыболов, также известны  малочисленные изделия из бронзы: наконечник листовидного копья, бляшка, литейные формы, предназначенные для отливки копий, бляшек, втульчатых двухлопастных наконечников стрел, рыболовных крючков.(поселение с гротами у подножья Синих Скал в Ольгинском районе, поселение на сопке Булочка). Датируются маргаритовские комплексы 2-й половиной 2 тысячелетия до нашей эры. Для более точного определения возраста памятников необходимо проведение радиоуглеродного анализа, который возможно будет сделать после раскопок поселений в Глазковке.

Хозяйство носителей маргаритовской культуры было комплексным и включало примитивное скотоводство с акцентом на разведении свиней, возможно, земледелие, охота, рыболовство, собирательство даров тайги и моря, а также разнообразные домашние промыслы (обработка шкур животных и изготовление одежды и предметов быта, керамическое и бронзолитейное производство, изготовление орудий и украшений и др.)

 

Следующий культурно-исторический период - ранний железный век - в нашем районе представлен множеством памятников янковской культуры, которая охватывает период времени от 9 до 5 вв. до н.э. В нашем районе поселения янковской культуры известны на о.Петрова, в долинах рек и на побережье бухт Киевка, Мелководная, Валентин и др. На юге Приморья памятники янковской культуры связаны с мощными наслоениями раковин моллюсков, которые обеспечили сохранность многочисленных остатков костей животных, орудий и предметов быта из кости и рога, позволяющих более полно реконструировать экономику и материальную культуру народа. Известны прибрежные поселки, в том числе и сезонные, которые были связаны с морским промыслом в сочетании со скотоводством, охотой, собирательством и второстепенной ролью земледелия. Для поселков долинного типа, расположенных в несколько удаленных от побережья долинах рек, земледелие и скотоводство, напротив, являлись основными видами деятельности с подчиненным значением охоты, рыболовства, таежного собирательства

Оригинальность янковской культуры раннего железного века проявляется в малочисленности изделий из металла (бронзы, железа) и преобладании орудий из камня. В этот период достигает своего расцвета техника шлифования и полирования камня. На поселениях обычны находки шлифованных наконечников стрел, охотничьих и разделочных ножей, тесел, топоров, долот, грузил для рыболовных сетей, зернотерки, шлифовальные камни, на которых  производилась заточка и абразивная обработка орудий.

Из кости и рога выделывались шилья, иглы, рыболовные крючки, рукоятки, панцирные пластины.

Встречаются шлифованные каменные предметы, копирующие бронзовые наконечники стрел, копий, кинжалы.

Характерны прекрасно полированные каменные украшения: крупные цилиндрические бусы из зеленокаменных пород, привески из халцедона в виде плоских колец.

 

В этот период становится очень разнообразной по форме глиняная посуда: широкогорлые сосуды плавных, слегка вытянутых очертаний: горшки, сосуды со сравнительно высоким широким горлом и выпуклым туловом, миски, чаши на колоколовидном и светильники на высоком цилиндрическом поддоне. Орнаменты выполнялись налепными валиками, прочерчиванием, точечными вдавлениями, небольшими налепными шишечками.

Орнаментальные пояса состояли из нескольких горизонтальных валиков, иногда покрытых мелкими насечками композиций геометрического прямолинейного прочерченного узора (углы, косой крест, решетка, элементы зигзага, меандра).

Поселения культуры состояли из полуземлянок четырехугольной в плане формы каркасного типа. Размеры большей части жилищ колеблются от 11 до 120 кв.м.

Известны погребения  двух типов трупоположения (на спине в неглубокой яме) и вторичные. Все погребения грунтовые и находятся обычно на территории поселка. Население относилось к байкальскому антропологическому типу.

В результате изучения поселений янковской культуры выяснилось, что на них отсутствуют следы ведения хозяйства малыми семьями: нет хозяйственных двориков около каждого жилища и индивидуальных хранилищ запасов пищи. В тоже время были найдены остатки общественного хранилища.

Уровень развития материальной культуры янковцев позволяет предполагать существование у них коллективной обработки земли, охоты, морского промысла. Поселения представляли собой общину. Семейно-родовая община состояла из домовых общин. На этой стадии развития различаются две формы собственности на землю: собственность общины в целом и собственность семейно домовых общин.

  

Как один из вариантов янковской культуры рассматривается валентиновская группа памятников. Памятники этой группы встречаются в долине р.Киевка, в бух.Мелководная, в долине р.Черная.

            Наиболее изученным является поселение в бух.Валентин, где раскопками вскрыто 600 кв.м. Культурный слой гораздо менее насыщен, чем на поселениях янковской культуры. Он прослеживается по всей долине реки вплоть до берега моря. Ни на одном поселении валентиновской группы не найдено изделий из железа. В тоже время эта группа памятников одновременна янковской культуре.

Если для памятников янковской культуры характерно обилие и разнообразие изделий из камня, то на поселениях валентиновской группы они немногочисленны. На поселении Валентин при раскопках и с поверхности собрано менее 100 изделий из камня. Они представлены наконечниками копий и серого сланца листовидной формы, каменные шлифованные ножи - "сапожки". Ведущее место принадлежащий рубящим орудиям - шлифованные тесла из серого сланца, топоры.

Украшения представлены в виде привесок овальной формы из халцедона, бусы из зеленовато-голубоватого камня цилиндрической формы. Большую группу предметов представляют орудия из гальки. Это грузила для рыболовных сетей двух видов. Первые из небольших плоских галек с выбоинками по концам для крепления и вторые крупные овально-шаровидные гальки с выбитыми вокруг по оси желобком. Процент этих находок выше, чем на памятниках янковской культуры. Остальные орудия представлены отбойниками и терочниками.

Керамика характеризуется толстостенными сосудами в основном, в то время как тонкостенные сосуды немногочисленны. Один реконструированный сосуд имел резко отогнутый в горизонтальном направлении венчик, высокое почти прямое горло, выпуклое тулово. По плечикам широкой полосой идет в виде налепных валиков узор. В большинстве своем посуда представлена горшками и неглубокими чашами. Что касается орнамента, то преобладает узор из налепных валиков в верхней части плечиков сосуда, или несколько, опоясывающих тулово. Единични фрагменты с геометрическим прямолинейным узором и налепными шишечками. Встречаются фрагменты с прочерченным горизонтальным узором в сочетании с точечным вдавлениями или без них. Кроме посуды на поселениях найдены глиняные пряслица: прямоугольные в сечении и сегментовидные.

Очень затруднительно дать характеристику хозяйственной жизни. На поселениях не обнаружено костей животных. Следовательно, лишь областью предположения может быть вопрос о скотоводстве. С большим основанием можно говорить об охоте судя по оружию найденному на поселениях. Большое количество грузил для рыболовных сетей говорит о значительной роли рыболовства в хозяйстве. Можно предположить, что жители занимались подсечно-огневым земледелием, на это указывают каменные насыпи в бух.Валентин. Они возникли вероятно при расчистке полей и обработке земли.

Одно из раскопанных жилищ в бух.Валентин представляло собой полуземлянку четырехугольной формы (4х8м) ориентированное с юга на север, пол был погружен на 0,4-0,5 м от древней поверхности.

Определенные черты сходства и различия между валентиновской культурой и янковской доказывают одновременность существования тех и других памятников. Но остается пока открытым вопрос о том,  чем же является валентиновская группа - следы ли это деятельности отличной группы населения или один из вариантов янковской культуры - ее периферия.

Что же происходит в раннем железном веке?

Изучение южных и восточных районов Приморья позволило выявить некоторые процессы, которые протекали между двумя группами населения: одна оставила поселения янковской культуры, которая корнями своими связана  с неолитической зайсановской культурой, другая валентиновская, очевидно, отражает взаимосвязь со своеобразными традициями населения более раннего времени, существовавшего в восточных районов Приморья.

Почему сходны эти культуры - следствие это контактов или расширение янковцами территорий? Дальнейшие исследования помогут решить эту проблему.

 

Конечный этап раннего железного века, вторая половина I тыс. до н.э., представлен памятниками кроуновской культуры. Они располагаются не только на морском побережье - бух.Киевка, о.Петрова, бух.Оленья, но и далеко от него - окрестности с.Сокольчи.

В нескольких случаях поселения кроуновской культуры находится в тех же географических точках, где имеются следы поселений предшествующего времени. В многочисленых поселениях о.Петрова, с.Сокольчи слой кроуновской культуры постилается янковской и валентиновской культурами. В бух.Киевка поселения расположены неподалеку от группы поселений янковской культуры. Поселения кроуновцев располагаются как на довольно низких речных террасах (с.Сокольчи) так и на высоких мысах (близ устья р.Киевка).

Раскопки небольшой площадью, проведенные на о.Петрова и у с.Сокольчи, позволяют сделать заключение, что поселки состояли из близко расположенных друг к другу полуподземных, каркасных жилищ четырехугольной в плане формы. Площадь их составляла до 16 кв. м. В конструктивном отношении жилища сохраняют традиции предшествующих янковской и валентиновской культур.

Новое в кроуновских жилищах очаги из каменных плит. А.П. Окладниковым  на материале с других поселений Приморья, прослежено развитие этих каменных очагов и превращение их в каны.

На памятниках кроунской культуры изделия из бронзы и железа, как и в предыдущие периоды так же малочисленны. На о.Петрова обнаружен обломок бронзового котла и бронзовое кольцо. Несколько мелких обломков из железа были найдены на поселении у с.Сокольчи, а на поселении в устье р.Киевка найден железный кельт (топор). Хотя число изделий из бронзы и железа на поселениях кроуновской культуры немногочисленно, но оно все же увеличилось по сравнению с предшествующим временем.

По материалам поселения нашего района и других районов Приморья можно проследить, что меняется характер поделок из бронзы: появляется оружие, посуда и исчезает каменное шлифованное оружие, имитирующее бронзовое, это вероятно связано с развитием местного бронзолитейного производства.

Однако даже то небольшое количество железных изделий, найденных на памятниках кроуновской культуры, позволяет отметить черты прогресса. Если на поселениях янковской культуры изделия из железа были обнаружены там, где раскопки производились широкой площадью, то на поселениях кроуновской культуры даже при незначительных площадях раскопок были найдены железные изделия. При этом прослеживается сохранивший традиции янковцев: такие же кельты, насады, ножи близкие по форме шлифованным предшествующего времени.

Некоторые представления о каменных орудия труда дают материалы поселения у с.Сокольчи. Прежде всего надо отметить, что при большой насыщенности культурного слоя изделия из камня было немного. Это несколько шлифованных ножей, прямоугольных в сечении топоров, полированных миниатюрных тесел, плоская изогнутая в виде полукольца привеска из белого халцедона и две небольшие шаровидные бусины из желтого халцедона. На предшествующих памятниках шаровидных бусин не отмечалось, а только цилиндрические. Интересно отметить, что на поселении в устье р.Киевка было найдено и большое количество грузил для рыболовных сетей из небольших плоских галек.

Керамика представлена в основном толстостенными сосудами, красноватого, желтого и бурого цвета, со слегка подлощенной поверхностью. Вся посуда ручной лепки: сосуды яйцевидной формы и узким плоским дном, сосуды баночной формы с крупными шишками-ручками, миски. В целом характерны сосуды вытянутых очертаний, в том числе вазы с плавно или резко отогнутым венчиком, орнаментированные сосуды редки. Узоры представлены узкими поясками горизонтально прочерченных линий или налепных валиков. Посуда кроуновцев не имеет такого прекрасного лощения, как у янковцев, нет и такого разнообразия узоров. В тоже время отмеченные новые явления, глиняные диски и многообразные знаки на дне.

Ярких доказательств наличия земледелия в экономике кроуновцев нет. В тоже время по некоторым признакам на существование данной отрасли хозяйства указывают места расположения поселков. Два поселения у с.Сокольчи находились на местах, где сейчас расположены огороды и поля с плодородной почвой. С земледелием связаны и каменные ножи, железные кольты.

Имеются свидетельства  существования на кроуновских поселениях скотоводства. Были найдены кости лошади, коровы, свиньи, собаки, судя по найденным костям кабана, изюбра, оленя, существовала и охота.

Большую роль в хозяйстве играла рыбная ловля, на что указывает множество каменных грузил. Учитывая необыкновенное богатство растительного мира, можно говорить о собирательстве, как о составной и неотъемлемой части хозяйства.

Вопрос о происхождении кроуновской культуры является спорным. А.П. Окладниковым было высказано мнение, что кроуновцы происходят от янковцев. Иную точку зрения предложил А.П.Деревянко и другие исследователи, получившие более веские доказательств того, что кроуновцы являются пришлым населением, которое проникло в Приморье в VIII-VII веке до н.э.

 

Перечислить все поселения и стоянки, относящиеся к каменному, бронзовому векам и раннему железному веку, практически невозможно. Они есть почти во всех бухтах, даже маленьких - от р.Черная до бух.Мелководная. По долинам таких рек, как Черная, Киевка, Перекатная, Лазовка, Соколовка, Егеревка и т.д. Во многих местах это многослойные стоянки или поселения - люди новой культуры селились на месте прежней. В районе п.Преображение поселения и стоянки расположены так близко друг от друга, что трудно определить, где кончается одно и начинается другое. Аналогичное положение можно отметить и для бухт Киевка, Мелководное. Но это не значит, что все они одновременные. Большинство поселений разделяет во времени не один десяток, а то и сотен и тысяч лет.

 

В первые века нашей эры юг Дальнего Востока вступает в период развитого железа. В это время происходит разложение первобытнообщинного строя и появление классового общества. На смену  кроуновской культуре приходит ольгинская, открытие и изучение которой связано с  Ж.В. Андреевой. Название культуре дал поселок Ольга, около которого и было открыто впервые поселение. В Приморье известно более 20 памятников ольгинской культуры. В Лазовском районе такие поселения находятся около с.Сокольчи, с.Киевка и в бухте о.Петрова. Как и в предыдущие времена, поселения располагались на террасах или вершинах сопок, не имели оборонительных сооружений и были невелики по площади. Площадь самого крупного - Синие Скалы - около 3 га.

Жилища мало чем отличались от жилища ранних культур. Судя по остаткам, это были каркасные полуподземные сооружения четырехугольной формы. Стены их были сложены горизонтальными жердями или плахами и изнутри покрывались берестой, пол обычно обмазывался  тонким слоем глины. В жилищах найдены каны - отопительные сооружения на полу, выложенные из каменных плит, расположенные вдоль стен и имеющие Г-образную форму. Площадь жилища от 10 до 60 кв.м.

На поселениях ольгинской культуры обнаружены следы металлургического производства: куски руды, шлаки, капли застывшего металла. Были раскопаны кузнечные мастерские: горновые ямы с древесными  углем, железный лом, а также гончарные мастерские: обжигательные печи, иногда с глиняной посудой внутри.

Инвентарь ольгинской культуры очень разнообразен. Если в предшествующих культурах изделия из бронзы единичны, то на этом этапе они становятся многообразнее: это детали мужских поясов, детали одежды (нашивки, бляшки), украшения, бубенчики. Надо отметить, что подобные изделия хорошо известны в исторических памятниках Сибири, Средней Азии VII-VIII вв. н.э.

Увеличилось количество и разнообразие изделий из железа: наконечники на землеройные орудия и кельты той же формы, что и во времена янковской культуры. Но появились и новые орудия: лопаты, серпы, тесла, скобели, ножи. В быту используются чугунные котлы. Железные наконечники стрел, панцирные пластинки, почти  вытеснили аналогичные из камня и кости.

Каменные орудия труда представлены отбойниками, лощилами, грузилами для сетей, точилами. Шлифованные ножи, тесла из камня еще присутствуют в хозяйстве, но они составляют уже небольшой процент от общего количества найденных на поселениях орудий труда.

Украшения из камня продолжают в основном ранние местные традиции: бусы цилиндрической формы, сердоликовые бусы шаровидной формы. Появляются и новые украшения: бусы секирообразной формы, стеклянные бусы, плоские каменные подвески.

На поселениях ольгинской культуры впервые появляются сосуды, изготовленные  на гончарном круге. Но основную массу посуды продолжали  делалать без применения гончарного круга. В керамике повторяются некоторые элементы более ранних культур. Это сосуды на высоком поддоне, формы горшков, миски, крупные сосуды с выпуклым туловом. Сохраняются традиции и в орнаменте. Пояса горизонтальных линий, геометрических фигур, валики. Появляются и новые формы сосудов, орнамента: сосуды с шаровидным туловом и высоким зауженным горлом, орнамент покрывающий весь сосуд.

Наличие  на поселениях орудий для обработки земли, сбора урожая, обугленные зерна чумизы, ячменя говорит об оседлом образе жизни поселений ольгинской культуры и возрастающей роли земледелия. Костный материал, найденный на раскопках, говорит о том, что большую роль играло коневодство, свиноводство. Разводили как крупный, так и мелкий рогатый скот. В процентном отношении кости домашних животных преобладают в находках над костями диких животных.

Наличие земледелия, скотоводства не принижает роли охоты, рыболовства, собирательства. Охотились на изюбря, косулю, кабана. Приход на нерест в наши реки симы, кеты, горбуши позволял делать запасы рыбы на длительное время. Богата наша тайга и дикоросами. Собирали орехи, грибы, боярышник, виноград, калину и т.д.

О происхождении ольгинской культуры существует два взгляда: согласно одному из них, эта культура сформировалась на основе более пранних местных культур. Вторая точка зрения отстаивает пришлый характер культуры, связанной с пальцевской культурой бассейна Амура. Датируется ольгинская культура рубежом нашей эры, когда она сменяет кроуновскую культуру и уходит в раннее средневековье VIII-IX вв. н.э. Ее представители приняли непосредственное участие в формировании Бохайского государства - 698-926 гг. н.э.

Памятников Бохайского периода на территории нашего района  пока не отмечено. Но это не значит, что их нет и не было. Они еще ждут своих исследователей.

 

На данной странице использовались материалы подготовленные госинспектором Лазовского заповедника Горюшиным Ю.А. Научная редактура текста выполнена к.и.н. Кононенко Н.А., список памятников к археологической карте района составлен к.и.н. Клюевым Н.А.

© 2023 by Luxury Yacht Charter. All rights reserved